Категорії

Дипломні, курсові
на замовлення

Дипломні та курсові
на замовлення

Роботи виконуємо якісно,
без зайвих запитань.

Замовити / взнати ціну Замовити

1.3. Становление современных правовых форм международного торгово-экономического регулирования

§ 15. До середины XX в. преобладающей международно-правовой формой торгово-экономического регулирования были двусторонние договоры, а с окончанием Второй мировой войны и с образованием ООН, в Уставе которой в качестве одной из целей создания Организации указывается осуществление международного сотрудничества в решении международных проблем экономического характера (ст. I), происходит массированный переход к многосторонним формам регулирования сотрудничества. Создаются многочисленные международные экономические организации, появляются многие новые виды договоров. В это же время возникают экономические интеграционно ориентированные международные объединения - Европейские Сообщества (1951, 1957 гг.) и Совет Экономической Взаимопомощи (1949 г.). В 1947 г. заключен первый в истории многосторонний торговый договор - Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ), на базе которого институализировалась в 1995 г. Всемирная торговая организация (ВТО).

Львиная доля всех заключаемых международных договоров и существующих международных организаций приходится на экономические, торговые взаимоотношения государств. Поэтому не будет преувеличением сказать, что количественно нормативный корпус современного международного права на добрую половину - международное экономическое право. Недаром еще в конце XIX в. французский ученый Пийе утверждал: "Международная торговля - это очевидный факт, и притом факт, который породил все международное право"*(2).

§ 16. С 50-х гг. XX в. внешнеэкономическая, торговая политика и ее правовое воплощение в международно-правовых актах приобретают стратегическое значение и становятся на практике во многом доминирующей работой для дипломатов. "Сегодня уже большая часть переговоров Президента России касается конкретных экономических вопросов", - свидетельствует (май 2002 г.) министр иностранных дел И.С. Иванов.

На этом фоне и на этой материально-правовой базе к 70-м гг. международное экономическое право (так же, как и его наука) прочно утверждается как самостоятельная отрасль международного публичного права.

§ 17. Действующий ныне международный торгово-экономический правопорядок начал складываться еще в годы Второй мировой войны. Принципиальные основы будущего, послевоенного политического и экономического миропорядка были заложены в таких документах, заключенных между США и Великобританией, как Атлантическая хартия 1941 г. и Договор о взаимопомощи 1942 г., причем главным "мотором" были США.

Жестокие уроки экономического кризиса 1929 г. и последовавшей Великой депрессии показали, что политика интровертного протекционизма в сочетании внутри страны с экономикой свободной игры рыночных сил на путях теорий монетаризма чревата весьма опасными социально-экономическими потрясениями. Уже "новый курс" президента США Ф.Д. Рузвельта в 30-е гг. XX в. означал поворот к использованию государственных рычагов регулирования экономики, что получило солидную научную теоретическую поддержку в трудах известного экономиста Д. Кейнса. Свободный рынок, подкрепляемый мощным государственным регулированием, становится основой внутреннего экономического порядка, проецируемого и на международную сферу. Политика же регулирования внутреннего рынка закономерно диктует и политику регулирования международного рынка.

§ 18. Вторая мировая война, кроме того, оказалась решающим фактором не только выхода США из экономической депрессии, но и настоящего производственного бума в США, вся экономика которых с мощной государственной финансовой подпиткой стала работать на военные нужды не только самих США, но союзников по антигитлеровской коалиции, в том числе и в рамках программы ленд-лиза - поставок союзникам американских вооружений, техники, продовольствия, амуниции и т.п. "взаймы и в аренду". Поставки осуществлялись американскими предприятиями за счет бюджетных ассигнований.

В предвидении окончания войны и целей сохранения послевоенной высокой конъюнктуры в экономике США была поставлена задача обеспечения в международном плане возможно более свободного доступа американской продукции на зарубежные рынки плюс международная валютно-финансовая стабильность с использованием доллара США в качестве мировой валюты. В этих, по существу, целях в 1944 г. в США в Бреттон-Вудсе была созвана многосторонняя международная конференция с участием стран антигитлеровской коалиции. В результате были созданы две международные организации: Международный валютный фонд (МВФ) и Международный банк реконструкции и развития (МБРР, Всемирный банк), и, таким образом, валютно-финансовое обеспечение либерализации международного торгового оборота было организационно обеспечено. Что же касается планов широкой либерализации доступа товаров и услуг на иностранные рынки, произошла осечка. Планировавшееся в этих целях создание Международной торговой организации (МТО) не было осуществлено, поскольку конгресс США посчитал условия МТО недостаточными для обеспечения свободы торговли в американском измерении интересов.

§ 19. Выход был найден в заключении в 1947 г. в качестве временного Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ). Но нет, говорят, ничего более постоянного, чем временное. ГАТТ, хотя со многими изменениями и дополнениями, действует доныне. Это соглашение призвано было обеспечить для стран-участниц последовательное взаимное снижение таможенных пошлин на товары, ликвидацию количественных и иных нетарифных ограничений и препятствий для ввоза импортируемых товаров, а также устранение - в интересах "добросовестной" конкуренции - искусственного поощрения экспорта с использованием субсидий и подобных мер. Исключения из общего для всех стран режима стали допускаться для таможенных союзов, ассоциаций свободной торговли, а также впоследствии для преференций в пользу развивающихся стран. Вся эта условно обозначаемая Бреттон-Вудская система изначально была рассчитана для применения странами с капиталистической, рыночной экономикой и не распространялась на государства с социалистической, плановой экономикой, соответственно, эти страны не пользовались преимуществами, предоставляемыми в рамках МВФ, МБРР и ГАТТ.

§ 20. В логически стройную концепцию неолиберализма, основанную на свободе рыночной добросовестной конкуренции и достижении на этой основе эффективного развития экономики, в том числе и на международном уровне, не вписывались, однако, не только социалистические страны, но и многие так называемые развивающиеся (иначе "слаборазвитые", как их первоначально и называли) страны, как правило, бывшие колониальные. Хотя в большинстве из них действовала и действует капиталистическая, рыночная система экономики, однако в силу исторического, в том числе колониального, отставания их экономического развития они однозначно не могли выдерживать конкуренцию "на равных" с промышленно развитыми государствами. Такая "конкуренция" несомненно означала вечное прозябание этих стран в том же фактически колониальном статусе и грозила серьезными социальными потрясениями. По соображениям политическим, социальным, даже гуманитарным, такого рода политика была неприемлема в новых условиях второй половины XX в. Реальной угрозой было и втягивание этих стран в орбиту коммунистической политической системы, что и наблюдалось и в Китае, и во Вьетнаме, в Северной Корее, на Кубе, в Никарагуа, Анголе, Йемене и т.д. Рудименты этого процесса существуют в ряде стран и до настоящего времени.

§ 21. Не в последнюю очередь в целях противодействия такому политическому развитию в рамках Бреттон-Вудской системы были в ходе ее эволюции выработаны льготные, преференциальные методы обеспечения вхождения и удержания развивающихся стран в мировом неолиберализационном, экономическом порядке.

Соответственно для развивающихся стран были в 60-е гг. установлены в рамках ООН общие преференции: в МВФ и МБРР - льготные условия получения финансовой помощи, а в рамках ГАТТ - тарифные преференции со стороны развитых стран для ввоза товаров из развивающихся стран.

§ 22. При этом в среде самих развивающихся стран в последние десятилетия XX в. обозначилось существенное, и не только социально-политическое, расслоение, которое определяет различия и в степенях их льготного режима. Внутри группы развивающихся стран выделсь, кроме социалистических, с одной стороны, так называемые наименее развитые страны, а с другой стороны - "новые индустриальные страны" (Аргентина, Бразя, Мексика, Сингапур, Малайзия, Тайвань, Южная Корея). Принятыми в ООН критериями различий статуса являются: национальный доход, а также доля ВВП на душу населения, доля обрабатывающей промышленности в ВВП и уровень грамотности населения. При этом только "самовыдвижения" недостаточно для получения того иного статуса, с которым связан и объем применяемых льгот - финансовых, таможенных и т.п.

§ 23. Так сложился и особый международно-правовой, преференциальный режим для развивающихся стран в отступление формально от международно-правового когентного принципа равноправия государств. Для "бедного Юга" создан был формально "неравный", но льготный статус по сравнению со странами "богатого Севера" во имя обеспечения перехода к фактическому экономическому выравниванию состояния стран "бедного Юга" и стран "богатого Севера" (см. § 103).

Однако разрыв между Югом и Севером, измеряемый в темпах экономического роста и динамики соотношения цен (terms of trade) на сырьевые товары Юга и промышленные товары Севера, в целом отнюдь не сокращается. Именно это положение неравенства баланса преимуществ либерализации представляется важной подспудной основой ширящихся антиглобалистских выступлений в наше время, не случайно обращаемых прежде всего против таких международных организаций, как МВФ, МБРР, ВТО. Даже и так называемые "новые индустриальные страны" продолжают отставать от "старых" индустриальных стран, ибо и последние не стоят на месте в своем дальнейшем развитии.

§ 24. Процесс последовательной либерализации международной торговли в рамках ГАТТ и в целом Бреттон-Вудской системы был определяющим для роста за 50 лет мировой торговли в 100 раз! Однако к 80-м гг. прошлого века ГАТТ становится "тесным" для дальнейшего прогресса в этой сфере, ибо ГАТТ обеспечивало либерализацию торговли преимущественно промышленными товарами. Не охваченной оставалась торговля услугами, а также торговые аспекты защиты интеллектуальной собственности, зарубежных инвестиций и т.д. Все это привело к возникновению в 1995 г. почти с полувековой задержкой (после неудачного старта Международной торговой организации в 1947 г.) Всемирной торговой организации (ВТО) с универсального характера ориентацией.

§ 25. К этому времени относится и крушение международной социалистической экономической системы. Однако нельзя не отметить, что в рамках этой системы в период ее существования СССР в сотрудничестве с другими странами внес солидный вклад в разработку и утверждение, особенно в рамках ООН, многих прогрессивных нормативных актов, которые легли в основу современной концепции МЭП. Советский Союз был и одним из инициаторов созыва в 1964 г. Конференции ООН по торговле и развитию. СССР активно участвовал в разработке в 1974 г. Хартии экономических прав и обязанностей государств, а в 1975 г. - Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, включая основной по объему массив этого акта - его "экономическую корзину".

Надо отметить роль СССР в создании и работе бывшего Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ). В исторической обстановке существовавших политических и экономических взаимоотношений прежних социалистических стран СЭВ был международной организацией, адекватно отвечавшей выполнению задач сотрудничества, в том числе в области правового регулирования.

С обвалом Советского Союза и с сопутствовавшим этому распадом всей международной социалистической системы государств, в том числе в рамках СЭВ, начался стремительный процесс перехода бывших социалистических стран, ранее участвовавших в международном рыночном разделении труда лишь в качестве своего рода маргиналов, на рельсы рыночной экономики и включение их в общемировой рынок.

§ 26. Практически - за единичными исключениями - ныне в мире торжествует одна, капиталистическая рыночная экономическая система. Ее краеугольным камнем в области международных экономических взаимоотношений, включая и правовое их отражение, является концепция неолиберализма, т.е. регулируемого либерализма, в отличие от так называемой системы фритрейда, свободной торговли капитализма XVIII-XIX вв.

Эта неолиберальная концепция означает - движение в направлении глобализации рыночной экономики. Вместе с тем предполагается принципиальное неприятие, отказ от протекционизма (тем более от автаркии), но отказ, по идее, добровольный, как бы "осознанный" в отличие от прежнего навязывания в рамках принципа "открытых дверей".

Логически неолиберализация означает отказ от своей противоположности, от политики протекционизма во всех его проявлениях: высокие, до запретительных таможенные пошлины; недобросовестная торговая практика, включая демпинг; экспортные субсидии; монополизация торговли; количественные ограничения (квоты, товарные контингенты); девальвация национальной валюты в целях поощрения экспорта; использование плавающих, множественных, нестабильных курсов валют; замораживание иностранных капиталов; валютные ограничения как средство контроля импорта и т.п.

Наряду с преодолением по всему фронту протекционистской практики и снятием всех национальных преград для внешней торговли (за исключением, однако, регионального протекционизма) арсенал неолиберализма включает и применение особых международно-правовых принципов (см. § 186-204). Важным средством и условием обеспечения бесперебойности и надежности международного торгового оборота является также стабильность и конвертируемость валют (см. § 446-458).

§ 27. Однако протекционизм остается еще далеко не изжитым, в том числе особенно: в торговле услугами, в защите внутреннего сельского хозяйства от иностранной конкуренции. Под разными предлогами протекционируется, причем промышленно развитыми странами, производство и отдельных промышленных товаров: текстиля и готового платья, изделий из черных и цветных металлов, аграрной продукции и т.д. Особой международно-правовой формой коллективного протекционизма по существу являются и получившие широкое распространение в современном мире региональные, интеграционной направленности экономические объединения государств - зоны свободной торговли, таможенные, экономические союзы. Создаваемые льготные, преференциальные условия для торговли между странами-участницами этих объединений тем самым осложняют условия конкуренции для стран-аутсайдеров.