Категорії

Дипломні, курсові
на замовлення

Дипломні та курсові
на замовлення

Роботи виконуємо якісно,
без зайвих запитань.

Замовити / взнати ціну Замовити

4. 9. Принципы международного права

§ 185. Под международно-правовыми принципами разумеются отдельные особо важные, принципиальные нормы международного права, например "pacta sunt servanda" (договоры должны соблюдаться), же комплексы норм, группирующихся вокруг основного концептуального правила-принципа и конкретизирующих это правило, например принцип суверенного равенства и уважения прав, присущих суверенитету.

Разумеется, коль скоро МЭП - отрасль международного публичного права, в нем, безусловно, применимы соответствующие общепризнанные, основные принципы международного права, его jus cogens, закрепленные, в частности, в развернутом виде в Декларации принципов Заключительного акта СБСЕ 1975 г. Это - суверенное равенство, уважение прав, присущих суверенитету; неприменение силы угрозы силой; нерушимость границ; территориальная целостность государств; мирное урегулирование споров; невмешательство во внутренние дела; уважение прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений; равноправие и право распоряжаться своей судьбой; сотрудничество между государствами; добросовестное выполнение обязательств по международному праву.

Естественно, не все из названных принципов в одинаковой мере применимы в МЭП; но такие из них, как суверенное равенство и уважение прав, присущих суверенитету; неприменение силы угрозы силой и особенно принцип сотрудничества между государствами, можно рассматривать в качестве первостепенных и для обеспечения международного экономического сотрудничества.

Суверенное равенство, понимаемое прежде всего как равенство юридическое, иначе равноправие, не означает отрицания существующего в жизни неравенства фактического и стремления к его преодолению. Хорошим примером является юридическое "положительное" неравенство преференциальной для развивающихся стран системы, установленное на основе Женевских принципов 1964 г. во имя приближения к равенству фактическому. И сам государственный суверенитет современная правовая наука и практика давно в отличие от прошлых веков не понимают как ничем не ограничиваемое, неделимое и неотчуждаемое, неделегируемое в своих отдельных элементах абсолютное право.

Неприменение силы в международных экономических отношениях предполагает неприменение всякого рода неправомерного экономического принуждения и нажима (экономический бойкот, эмбарго, дискриминационные меры в торговле и т.п.) одних государств в отношении других государств (§ 577-581).

Принцип сотрудничества между государствами, применительно к международным экономическим отношениям, т.е. к области действия МЭП, одной из своих ипостасей представляет собой исторически сложившийся принцип "jus commercii" - право свободного развития торгового, экономического сотрудничества. Есть даже основание утверждать, что принцип сотрудничества в широком его понимании генетически берет свое начало именно из jus commercii.

§ 186. Необходимо особо остановиться на таком международно-правовом принципе, как "уважение прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений" (см. также § 52). Прямое значение этого принципа в рамках международных экономических отношений несомненно. Безусловно, нет ничего более самоценного, чем человек, каждая отдельная личность, ее жизнь, ее права и свободы, в том числе и в сфере экономических отношений; но напрямую международное право не может обеспечить эти права и свободы. Это самоочевидно. Нарушений сколько угодно, причем не только в тоталитарных государствах, но и в демократических. Реально обеспечить соблюдение прав и основных свобод для собственного населения могут только сами государства. Международно-правовой принцип уважения прав человека и свобод не дает права одному государству, нескольким государствам, их организациям (таким как НАТО) силой обеспечивать соответствующие права и свободы людей в другом других государствах. Хотя поводы для интервенции можно найти очень легко, и данный принцип "удобен" (как повод для интервенции) тем, что нарушения прав и свобод человека при желании можно обнаружить практически в любой стране. Это может быть Баскония в Испании, Чечня - в России, это могут быть и США.

Сам по себе рассматриваемый когентный принцип уважения прав и свобод обязывает государства не более чем "постоянно уважать эти права и свободы в своих взаимных отношениях (выделено мною. - Г.В.) и ...прилагать уся, совместно и самостоятельно, включая сотрудничество с Организацией Объединенных Наций, в целях содействия всеобщему и эффективному уважению их" ("Декларация принципов", принцип VII Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г.).

В то же время в практике международной жизни наблюдается наглядная тенденция использования данного принципа в качестве некоего верховного, "парамаунтного" по отношению к другим общепризнанным принципам международного права. Опираясь именно на принцип уважения прав человека и основных свобод и соответственно на якобы подразумеваемую необходимость защиты этих прав и свобод где бы то ни было, происходила военная интервенция США и других стран НАТО в Югославии; интервенция США, Великобритании и стран так называемой коалиции в Ираке. При этом грубо нарушались такие же по своему правовому значению когентные принципы, как уважение прав, присущих суверенитету; неприменение силы; нерушимость границ.

Между тем в упомянутой Хельсинкской Декларации принципов 1975 г. явным образом и с участием, в частности, стран НАТО прямо предусматривается, что все записанные в ней принципы "будут одинаково и неукоснительно применяться при интерпретации каждого из них с учетом других". Иначе говоря, используя один из десяти Хельсинкских принципов, нельзя нарушать другие девять. Наконец, совершенно абсурдно и цинично "обеспечивать" за рубежом основные права и свободы, принадлежащие, к примеру, национальным меньшинствам, посредством бомбардировок, сводящим на нет главнейшее право человека - право на жизнь.

Очевидно, что, к сожалению, в реальной международной практике ныне, как и в течение многих предшествующих веков, сила, политический интерес часто преобладают над правом.