Категорії

Дипломні, курсові
на замовлення

Дипломні та курсові
на замовлення

Роботи виконуємо якісно,
без зайвих запитань.

Замовити / взнати ціну Замовити

1.3. Фундаментализация обучения

Фундаментальность образования, наряду с целостностью и системностью, направленностью на удовлетворение интересов личности, образует одну из основных тенденций развития современной педагогической теории и практики образования и определяет основные черты новой парадигмы образования.

В Меморандуме представительного международного симпозиума по проблемам образования, организованного под эгидой ЮНЕСКО, специально подчеркивается роль фундаментализации образования. В нем указывается, что “фундаментальное естественнонаучное и гуманитарное образование дол­жно давать целостное представление о современной естестве­нонаучной картине мира, заложить научный фундамент для оценки последствий профессиональной деятельности, способствовать творческому развитию личности и верному выбору индивидуальной программы жизни на базе познания особенностей, потребностей и возможностей человека”.

Существенное возрастание роли фундаментального образования в системе профессиональной подготовки специалистов обусловлено ускорением научно-технического и социального прогресса и связанным с ним стремительным ростом объема знаний. В этих условиях имеет место сокращение цикла старения и обновления знаний. Нередкими становятся случаи, когда информация, которую студент получает на первом курсе, безнадежно устаревает к моменту окончания им учебного заведения. В этих условиях практически теряют смысл характерные для традиционной системы высшего образования:

- стремление преподавателей специальных кафедр дать студенту как можно больше фактических знаний из выбранной им профессиональной сферы;

- сравнительно узкая специализация в конкретной области деятельности;

- глубокая профессиональная подготовка, практически гарантирующая специалисту возможность успешной деятельности в своей сфере на протяжении всей активной трудовой жизни.

Быстрая смена поколений техники и технологии требует от современного специалиста не столько фактических знаний, сколько умения и стремления постоянно их обновлять в соответствии с определяющими направлениями и тенденциями научно-технического прогресса. Возможности успешной разработки и использования высоких технологий связаны сегодня с глубокими знаниями фундаментальных дисциплин. Без них практически невозможно понимание новых физических, химических и биологических эффектов, их использование и доведение до уровня промышленных технологий.

Кроме того, стремительный темп современной жизни обусловил переход от системы образования “на всю жизнь” к системе непрерывного образования, то есть образования “через всю жизнь”. В этих условиях профессиональный успех человека и достижение им своих жизненных целей возможны только при условии постоянного самообразования, самовоспитания и самосовершенствования в течение всей жизни. А это, в свою очередь, требует хорошей базовой подготовки по фундаментальным дисциплинам.

Если в 60 – 80-е годы прошлого столетия была характерна формула образования: “Знать все о немногом и немного – обо всем”, то уже 90-е годы породили новую формулу – “Знать о сущности всего, чтобы познать новую сущность”. Познать сущность, самую суть из множества дисциплин и обилия информации в каждой дисциплине – это становится целью современного студента. Сущностный подход предполагает син­тез естественных, гуманитарных и технических наук, что требует новой парадигмы образования.

Сущностный подход представляет собой это системный, синергетический подход (“синергия” от греч. – сотрудничество, содружество). Он обеспечивает совместное действие и вза­имодействие двух или нескольких факторов или потенций в одном и том же направлении. Это означает, что все преподаватели должны целенаправлено действовать по развитию способностей студентов на основе формирования сущностных системных знаний с установлением межпредметных связей и целостных представлений. Синергетический эффект всегда обеспечивает существенное повышение результата совместного воздействия совокупности факторов по сравнению с суммарным результатом раздельного их воздействия. В образовательных процессах согласованное и однонаправленное действие всех основных факторов выступает определяющим педагогическим условием успешного достижения выбранных целей образования.

Это в полной мере относится и к решению проблемы фундаментализации образования, в первую очередь инженерного образования. Ведь сегодня, в условиях становления принципиально нового постиндустриального общественного уклада существенно изменяются социальные требования к профессиональной компетенции и личностным качествам инженера. Роль же инженерной профессии не только не снижается, но и значительно возрастает, поскольку сфера материального производства была и остается главным фактором и основным источником жизнеобеспечения человека и общества.

Именно поэтому на историческом изломе тысячелетий чрезвычайно остро встает проблема целей, содержания и технологий профессиональной подготовки инженеров. Тенденции глобализации и дальнейшей информатизации всех сфер общественной жизни, кардинальные изменения в структуре общественного производства требуют от высшей школы адекватной реакции на вызовы времени. Для нашей страны и национальной системы высшего образования остроту этих проблем усиливает необходимость поиска путей преодоления длительного и глубокого социально-экономического и духовного кризиса, который приобрел системный характер. Успешный выход из него и обеспечение устойчивого развития национальной экономики, науки и культуры, духовное возрождение Украины и существенное повышение благосостояния населения невоможны без разработки и реализации научно обоснованной модели управления и надежного кадрового обеспечения глубоких рыночных трансформаций экономики и подлинной демократизации общественной жизни.

Существуют различные варианты возможных сценариев дальнейших путей развития нашего государства с учетом определяющих тенденций развития мировой цивилизации. Перед нами открыты возможности выбора как варианта решительного технологического обновления, преодоления кризиса и выхода на магистральный путь, которым идут экономически развитые государства, так и варианта постепенного превращения в их сырьевой придаток и рынок сбыта. При этом выбор в существенной мере зависит от нового поколения лидеров, от сегодняшних студентов, которые завтра будут определять экономическую, научно-техническую, социальную и культурную политику страны. Это они, высокообразованные и высоконравственные личности, истинные представители национальной гумнитарно-технической элиты, должны будут с системных позиций проанализировать ситуацию, предложить социально приемлемые стратегии выхода на траекторию развития и взять на себя ответственность за успешную реализацию этих стратегий. Для решение такой задачи требуется включить в структуру понятия фундаментализации образования, помимо естественно-научных, математических и компьютерных, также знания фундаментальных законов общественного развития и цикла мировоззренческих и человековедческих дисциплин.

Сегодня жизнь выдвигает на первый план проблемы самого выживания человека как биологического вида. Доказано, что обеспечение возможности существования нашей цивилизации возможно лишь при условии гармонизации отношений в сложной системе “человек-общество-природа-техносфера”. Ра­стет осознание самоценности человеческой жизни каждого индивида. Вполне естественно, что в такой ситуации каждое учебное заведение, каждый факультет и кафедра не только дол­жны задуматься над совершенствованием содержания, органи­зации и технологий обучения и воспитания студентов, но и стремиться представить себе концептуальные подходы к формированию модели специалиста ХХІ столетия и обеспечения подготовки студентов на уровне ее требований.

В связи с этим целесообразно высказать некоторые принципиальные соображения как относительно самого поня­тия и содержания модели специалиста ХХІ столетия, так и относительно проблем фундаментализации образования, ее роли и места в дальнейшем развитии национальной системы образования и, в первую очередь, о ее отображении в модели специалиста.

В психолого-педагогической науке и в исследованиях проблем организации висшего образования существуют различные подходы к определнию понятия модели специалиста. Обобщая их, можно утверждать, что такая модель должна давать представление о некотором идеальном образе специалиста. Поэтому ее структура может выглядеть в виде трехкомпонентной системы (рис. 48).

Первая ее подсистема представляется наиболее сложной. Она отображает требования к профессиональной компетенции современного специалиста. Профессиональной компетентностью инженера можно считать его широкую эрудицию в предметной сфере своей базовой специальности и совершенное владение одним з следующих основных видов его профессиональной деятельности, которыми выступают сегодня проектно-конструкторская, технологическая, эксплуатационная, научно-исследовательская и организационно-управленческая. Кроме того, эта компетентность включает также понимание ограниченности используемых технологий, видение определяющих мировых тенденций развития своей отрасли, инновационную направленность на активное внедрение достижений научно-технического прогресса.

Сегодня, определяя понятие профессиональной компетенции, представители каждой профильной кафедры тщательно подсчитывают учебные часы на десятки “крайне необходимых специальных дисциплин”, очень неохотно идут не только на усиление гуманизации и гуманитаризации инженерного образования, но даже и на обеспечение надлежащего изучения студентами фундаментальных дисциплин, составляющих теоретическую и методологическую основу специальности.

К вопросам воспитания и личностного развития специалиста, нравственно- этических взглядов и эмоционально-волевой сферы они относятся как к чему-то далекого от главных задач инженерного образования и поэтому второстепенного. Исходя из этого, модель специалиста им видится в образке отличника, досконально освоившего всю гамму учебного материала по специальности (а это двадцать-тридцать дисциплин!). Поэтому они и стремятся втиснуть в модель привычные “знать”, “уметь”, “владеть практическими навыками” с детальным перечислением того, что же именно специалисту ХХІ века необходимо “знать”.


Профессионализм, или профессиональная компетентность сегодня имеют существенно отличную от их привычной и еще совсем недавней трактовки. В связи с этим поставим несколько, на первый взгляд, дискуссионных вопросов, рассматриваемых нами в работе в контексте анализа взаимосвязи перспективной модели специалиста и фундаментализации инженерного образования [62].

Допустим, что мы сегодня оказались не в 2005-м, а в 1905 году, и нам необходимо предложить модель специалиста ХХ века. Интересно, кто бы даже из наиболее выдающихся ученых или вузовских преподавателей того времени сумел бы предсказать появление и широкое применение ядерной энергии? Смогли ли бы они внести в состав модели знания телевидения или разработку компьютерной техники и информационных технологий? Кто смог бы предвидеть будущий спектр космических исследований и самые разнообразные сферы практического применения его результатов? Какой знаток был бы способен спрогнозировать современные возможности телекоммуникационных сетей, того же Интернета?

Теперь вернемся в наше время. Сегодня уже общепри­знанным стал тезис об ускорении научно-технического прогре­сса. Прибавим, что, по нашему мнению, в действительности имеет место не только его ускорение, но интенсивное разветв­ление каждого его направления. В связи с этим встает вполне логичный вопрос. Кто способен сегодня определить или пред­видеть, какие технологии станут ведущими уже через двадцать-тридцать лет, не говоря уже о середине столетия? Какие проблемы необходимо будет решать будущему инженеру? Поэто­му целесообразно ли закладывать в перспективную его модель заведомо вчерашний день науки и техники? Не лучше ли пла­нировать углубленную фундаментальную подготовку специа­листа, дать ему требуемый уровень знаний социально-гумани­тарных дисциплин, привить навыки системного стратегическо­го мышления и прогнозирования? Вообще, задачей модели должно стать формирование творческой личности, готовой к любым изменениям, способной воспринимать их творить эти изменения.

Вторая подсистема модели специалиста посвящена требованиям к его личностным качествам и, в свою очередь, содержит три составляющих. Первая из них отражает желаемые уровни развития таких характеристик, как память, воля, эмоции, способ мышления и других общечеловеческих свойств. Вторая составляющая отражает социально-ориентиро­ванные черты: нравственно-этические принципы и убеждения, жизненные ценности, социальные установки и ориентации и т.п. Третья составляющая отражает индивидуально-неповтори­мые черты и качества и включает темперамент, характер, вос­приятие себя и других людей, манеру поведения и общения. Следует отметить, что определенную совокупность черт и качеств этой подсистемы человек получает на генетическом уровне, так сказать, они ему присущи от природы, тогда как некоторые другие являются социально обусловленными и прививаются человеку в результате семейного и социального воспитания и поддаются целенаправленному развитию.

Для специалиста ХХІ века роль и значение этих качеств существенно повышается. Действительно, уже сегодня каждый будущий инженер должен ощущать свою личную ответственность за судьбу человечества и природы, за условия жизни будущих поколений. Поэтому он обязан соотносить содержание и смысл своей профессиональной деятельности с требованиями общечеловеческих нравственно-этических ценностей. Это в значительной мере повышает роль таких, еще до недавнего времени, казалось бы, неуместных в профессиональной характеристике инженера категорий, как совесть, интуиция, чуткость и т.п.

Представляется очевидным, что эффективная организация подготовки будущего инженера должна исходить из перспективных задач и условий его деятельности. Результаты анализа этих задач свидетельствует о необходимости кардинального пересмотра основ, целей и характера общественного производства. Сегодня вполне реальной стала угроза существованию человеческой цивилизации и даже самого человека как биологического вида. По этому поводу российские исследователи В.И. Данилов-Данильян и К.С. Лосев, базируясь на большом фактическом материале, подчеркивают, что “до начала третьего тысячелетия человечество подошло, пребывая в состоянии кризиса цивилизации, который проявляется со всей очевидностью. Этот кризис состоит из экологического, социального, демографического и пока еще скрытого, но уже приобретающего черты глобальности, экономического кризиса”. По мнению авторов, “научно-технический прогресс, скорость которого на несколько порядков превышает скорость создания новых “технологий” биосферы (новых видов биологичесих организмов), порождает все более могучие источники возмущения, а направляемая преимущественно силами рынка экономика внедряет создаваемые человеком природоразрушительные технологии в хозяйственную практику” [14, с. 68].

Именно это обстоятельство требует выдвинуть на первый план следующие цели и задачи подготовки специалистов, в первую очередь инженеров. Это должно быть формирование у них достаточно широкого кругозора и глубокого понимания сущности ответственных технических и управленческих решений, которые необходимо принимать. Будущим специалистам следует прививать умение системно оценивать возможные как непосредственные, так и отдаленные экономические, экологические и социальные последствия этих решений. Твердая воля, умение и готовность брать на себя моральную ответственность за реализацию принятых решений, особенно в отношении применения тех или иных технологий, должны исходить исключительно из того, чтобы требования нравственно-этических норм превалировали над соображениями технического или экономического характера. забота о сохранении природы должна исходить не из узкоутилитарного понимания целей минимизации загрязнения окружающей среды, а из такого глубокого понимания органичного единства человека и этой среды, когда наименьший вред, наносимый природе, рассматривается как наносимый непосредственно самому человеку. Достигнуть же такой степени понимания, сформировать систему своеобразных “морально-технологических табу” для специалиста и должны фундаментальные науки. Ибо чисто технологический подход, без осознания физических, химических, биологических механизмов используемых процессов, часто оказывается поверхностным и не учитывает всей гаммы глобальной взаимозависимости в природе. Поэтому чрезвычайную важность приобретает такая составляющая модели специалиста ХХІ века, как уровень базовых знаний по фундаментальным дисциплинам. Однако, учитывая стремительный рост объема знаний, следует тщательно пересмотреть содержание учебного материала этих дисциплин и технологию их преподавания.

Третья подсистема модели специалиста отображает требования к его общей и профессиональной культуре и ее поведенческим проявлениям. Эта подсистема определяет кругозор и эрудицию человека, его мировоззреческие позиции, развитость эстетических вкусов, знание этических норм и следование им, здоровый образ жизни и отсутствие вредных привычек. Проектируя эти требования на модель инженера ХХІ века, следует подчеркнуть, что значение этих качеств также существенно возрастает. По словам самых авторитетных специалистов, наступает время не просто научно-технического прогресса, а чрезвычайно стремительных изменений всей парадигмы жизненных ценностей. Это должно порождать принципиальное отличие направленности системы образования на формирование отношения будущего специалиста к изменениям.

Если традиционно весь предыдущий жизненный и культурный опыт человек использовал для того, чтобы избежать изменений или обойти их, то теперь мало даже научиться приспосабливаться к изменениям. Представляется, что специалист-лидер новой формации должен стремиться к изменениям, активно их творить, тем самым обеспечивать практическое ускорение научно-технического и социального прогресса. А для этого ему необходимы эрудиция и высокая общая культура, знания не только в сфере своей профессиональной деяльности, но и в смежных отраслях, необходима развитая интуиция.

Сегодня необходимо создавать условия для максимальной реализации творческого потенциала каждой личности. Как отмечает классик мирового менеджмента Питер Друкер в своей книге с красноречивым названием “Management Challenges for the 21th Century (Задачи менеджмента в ХХІ веке)”, “для каждого человека – и для его семьи – очень важно, чтобы существовало место, где бы он мог применить нерастраченную энергию, заняться творческим трудом и достичь важного для себя социального статуса. Это значит, что каждый человек должен иметь право на деятельность – будет ли это другая карьера, работа в общественной организации, новое важное дело, – в котором он имеет шанс стать лидером, добиться уважения и достичь успеха” [7, с. 250].

Подобное состояние психологи называют самоактуализацией личности. Именно отсутствие самоактуализации у подавляющего большинства населения является основной причиной его гражданской и политической пассивности, фактического безразличия к путям развития страны и общества, демонстрируемое на протяжении тринадцати лет независимости страны. И именно возможность такой самоактуализации вывела со­тни тысяч граждан на площади в знак протеста против широко­масштабной фальсификации властью результатов народного волеизъявления на президентских выборах 2004 года.

Студенчество является не только наиболее динамичным слоем нашего общества, оно определяет возможные пути и направления его развития, поскольку именно студенчество представляет собой будущую элиту нации. Преодоление указанной пассивности, формирование активной жизненной позиции каждого студента способствует его самоактуализации и раскрывает возможности плодотворной творческой деятельности как в профессиональной сфере, так и в общественно-политической жизни страны. Таким образом, социализация личности, формирование ее направленности на максимальное использование своего творческого потенциала должно стать неотъемлемой составляющей модели специалиста ХХІ века. Без нее не будет ни духовности, ни патриотизма, ни даже личного счастья и удовлетворенности жизнью.

В отличие от принципов коммунистического воспитания, доминантой которого была идеологическая чистота и преданность делу партии, сегодня в центре воспитательной системы должен стать сам человек, а целью воспитательной работы должно быть стремление к максимальному развитию его задатков, талантов и способностей в его собственных, а через них и в общественных интересах.

С сущностным подходом при организации инновационного обучения, с обеспечением его личностно-ориентирован­ной направленности, тесно связан также иакмеологический подход.

Акмеология (от греч. акме – пик, вершина, высшая ступень чего-либо)представляет собой относительно новую область научного знания, комплекс научных дисциплин, объектом изучения которых является человек в динамике его саморазвития, самосовершенствования, самоопределения в различных жизненных сферах самореализации.

Предмет акмеологии составляет творческий потенциал человека, закономерности и условия достижения субъектом деятельности различных уровней раскрытия творческого потенциала, вершин самореализации. Задача акмеологии состоит в том, чтобы вооружение субъекта деятельности знаниями и технологиями, обеспечивающими возможность его успешной самореализации в различных сферах деятельности, в том числе в области избранной профессии. “Акме” – вершина профессионализма – это стабильность высоких результатов работы, творчество. Основной же путь достижения вершин профессионализма – саморазвитие, самосовершенствование самообразование, самоконтроль.

Именно на достижение вершин как в профессиональной деятельности, так и в личностной самореализации каждого человека и направлены личностно-ориентированные технологии обучения.