Категорії

Дипломні, курсові
на замовлення

Дипломні та курсові
на замовлення

Роботи виконуємо якісно,
без зайвих запитань.

Замовити / взнати ціну Замовити

Б. Характер проявления эмпатийных тенденций

Эмпатия – это мысленный процесс уподобления себя другому человеку, но с целью "понять" переживания и чувства познаваемого человека, без помощи слов, не опираясь на мышление, а с помощью ощущений, чувств, эмоций и последующего осознания их, проявление эмоциональной отзывчивости. Слово "понимание" здесь используется в метафорическом смысле – эмпатия есть "аффективное понимание".

Эмпатия – сопереживание – умение поставить себя на место другого, способность че­ловека к произвольной эмоциональной отзывчивости на переживания других людей. Сопе­реживание – это принятие тех чувств, которые испытывает некто другой так, как если бы они были нашими собственными.

Эмпатия способствует сбалансированности межличностных отношений. Она делает по­ведение человека социально обусловленным. Развитая у человека эмпатия – ключевой фактор успеха в тех видах деятельности, которые требуют вчувствования в мир партнера по общению: в педагогике, искусстве, медицине, управлении. Это качество нашей психики присуще каждо­му, но развито не у всех одинаково.

Прекрасная половина человечества наиболее эмпатийна. Женщины превосходят мужчин в своей склонности к сопереживанию. Они более заботливы и внимательны к своим воспитанни­кам и пациентам, более осведомлены о жизни своих подчиненных, более восприимчивы к чу­жим идеям, нежели мужчины. Высокие эмпатийные тенденции объясняются спецификой их социальной роли. Они придают особое значение воспитательным отношениям. Мужчины же стремятся активно совершенствовать свое окружение, контролировать свои чувства.

Проявление эмпатии в общении – это общая установка на понимание не столько фор­мальной стороны сказанного, сколько вчувствование в скрытый смысл его, в состояние партне­ра, отражаемое всеми невербальными средствами: интонацией, позой, жестами. Не всегда го­ворящий может подобрать нужные слова, но тон, которым он говорит, означает нечто большее, чем он смог бы сказать общеупотребительным языком. Иногда из-за принятых в обществе ус­ловностей люди начинают изложение мысли с некоторого отступления, из которого не сразу видны их намерения. Они как бы зашифровывают свои идеи и чувства в общепринятые слова. Поэтому не часто удается выразить мысль так, чтобы слушающие ее правильно поняли. Рас­кодированию услышанного способствует эмпатическое слушание.

Различие между чувствами и содержанием общения не всегда легко уловить. Но если оно принято и понято партнером, говорящий испытывает невысказанную благодарность и пол­нее сознает свое эмоциональное состояние. Понимание и адекватный ответ на эмоциональные проявления важны потому, что в общении люди, по существу, обмениваются тем, что имеет лично для них существенное значение.

Отражая чувства собеседника, мы подсказываем ему, насколько понимаем его состояние. Продуктивность общения зависит в таких случаях не только от фактической информации, но и от установок, чувств, эмоциональных проявлений.

Наибольший успех в общении имеют люди с развитой эмпатией. Это качество про­фессионально значимо для педагога. В. А. Сухомлинский говорил, что учителю следует на­чинать с элементарного, но вместе с тем и наитруднейшего ­­– с формирования способности ощущать душевное состояние другого человека, уметь ставить себя на место другого в самых разных ситуациях. И пояснял, что глухой к другим людям – останется глухим к самому себе: ему будет недоступно самое главное в самовоспитании - эмоциональная оценка собственных поступков.

Как видно из определений, идентификация и эмпатия очень близки по содержанию, и часто в психологической литературе термин "эмпатия" имеет расширительное толкование – в него включаются процессы понимания, как мыслей, так и чувств партнера по общению.

При этом, говоря о процессе эмпатии, нужно иметь в виду и, безусловно, положительное отношение к личности. Это означает два момента:

- принятие личности человека в целостности;

- собственная эмоциональная нейтральность и отсутствие оценочных суждений о воспринимаемом.

Эмпатия основана на умении правильно представлять себе, что происходит внутри другого человека, что он переживает, к чему стремится, как воспринимает и оценивает себя и окружающий мир. Способность смотреть на людей и воспринимать различные события их глазами имеет чрезвычайноважное значение для понимания окружающих.

Существуют две концепции, объясняющие феномен эмпатии, и, по-видимому, они указывают на два основных механизма этого явления:

• В соответствии с первой концепцией эмпатия возможна благодаря выводу по аналогии.

Мы можем непосредственно наблюдать наши собственные действия и мысленно связывать их со своими внутренними состояниями, чувствами, желаниями, оценками и т.д. Таким образом, мы интерпретируем свое поведение, наделяя его определенным значением. На основе этого мы, формируем образ себя, опираясь на собственные наблюдения и интерпретации. Общаясь с другими, наблюдая их поведение, мы уже располагаем сформированным образом «Я». Далее, пользуясь готовыми интерпретациями, с помощью которых мы объясняли собственное поведение, мы пытаемся судить о внутреннем состоянии других людей. Эти суждения мы выносим на основании сходства наших собственных поступков окружающих.

Однако, если бы эмпатия объяснялась только таким образом, человек никогда не смог бы понять состояние другого, мы не смогли бы представить себе чувства, которых у нас не было до этого, мысли, которые не приходили нам в голову, и т.д. Кроме того, представляется сомнительным допущение, что одни и те же поступки вызывают одни и те же внутренние переживания. Правда, люди часто говорят: «Чего не испытал, того никогда не поймешь», но вряд ли это является аксиомой. Предположение, что одни и те же внутренние состояния всегда тесно связаны с одними и теми же действиями у различных людей, слишком часто оказывается ложным, приводит к недопониманию между ними. Для выражения сходных чувств или желаний разные индивиды могут выбирать различные внешние формы. Таким образом, хотя концепция эмпатии через вывод по аналогии помогает понять некоторые способы познания людей, она не дает исчерпывающего объяснения этого сложного феномена.

Вчувствование во внутренний мир другого протекает намного сложнее. Эмпатийные тенденции имеются у каждого человека, но их развитие определяется условиями, в которых воспитывается человек. Обостренное сопереживание зависит от социально-демографиче­ских факторов воспитания: от числа содержательных коммуникативных связей человека в се­мье и от культурных традиций того региона, в котором вырос человек. Детство, проведенное в многодетной семье, не гарантирует формирования способности к сопереживанию. Необходимо, чтобы в контактах детей между собой взрослые воспитывали эмоциональную культуру. Вот почему наиболее эмпатийны дети, посещавшие детские сады с хорошо поставленным воспита­тельным процессом или дети, выросшие в семье с богатым культурным наследием.

Точно так же региональная культура, воспитывающая эмоциональный отклик на по­требности окружающих, выступает как общий фон, на котором развивается эмпатийность лич­ности.

В соответствии с другой концепцией эмпатия основана на способности с помощью воображения прочувствовать жизненную ситуацию другого человека и те роли, которые он исполняет.

Согласно этой концепции формирование эмпатии у человека происходит следующим образом. В младенчестве ребенок не отличает себя от других. Эмоциональное общение с матерью в этом возрасте – его основной вид деятельности. Младенцы, лишенные контактов с взрослыми, резко отстают в своем развитии. В общении они реагируют на эмоциональные проявления родителей. Благодаря существующему механизму подражания они имитируют мимику, речевые звуки, не осознавая их значений. Со временем количество и разнообразие копируемых ребенком действий и слов взрослых увеличивается. На­ступает период, когда он выделяет себя из окружения и начинает смотреть на себя со стороны как на самостоятельную единицу общества. Формируется образ "Я". Буквальная имитация действий взрослых уступает место ситуативно-ролевому подражанию.

Ребенок все еще адресует поступки самому себе так, как это делали в отношении его взрослые: разговаривая с собой, отчитывает себя, запугивает себя или хвалит словами родите­лей. Он как бы исполняет социальные роли других, перенося свое "Я" в персонажи своего во­ображения и одновременно пытаясь понять их.

Представления о жизни взрослых обогащаются в сюжетно-ролевых играх", сообща со сверстниками дети изображают ситуации из этой жизни, стараются сами в них разобраться. По мере развития мышления и речи, такая децентрация собственного "Я" всё чаще осуществляет­ся про себя, молча. Ребёнок проигрывает роли в своём воображении, наделяя героев сопутст­вующими переживаниями. Материал для инсценировок он черпает из своего жизненного опы­та, из просмотренных фильмов и спектаклей, из рассказанных ему историй и сказок.

К юношескому возрасту, каждый человек располагает собственным репертуаром ролей, ситуаций и возможных позиций потенциальных участников межличностного взаимодействия. Репертуар тем шире, чем богаче социальный и эмоциональный опыт личности. Склонность к

сопереживанию развивается в соответствии с набором социальных ролей, известных индиви­ду. Все представления о возможных формах поведения, мыслях и чувствах других актуализи­руются при столкновениях со схожими ситуациями и тогда из них как бы выбираются те, кото­рые субъективно кажутся подходящими для данного партнёра по общению. Логично допус­тить, что у двух разных людей не могут быть одинаковые репертуары, поэтому в исходных си­туациях эмоциональный отклик на партнера у этих лиц будет различным.

Характер общения матери с ребёнком, педагога с учащимся, руководителя с подчинённым вызывает ответную эмоциональную реакцию, которая становится устойчивой при многократ­ном повторении. Но это– не проявление типичных свойств личности, а отклик на стиль пове­дения: капризность ребенка – ответ на излишнюю уступчивость матери, грубость ученика – на бестактность педагога, неисполнительность подчиненного – реакция на низкую требователь­ность и бесконтрольность руководителя. Стиль общения непосредственно связан с эмоцио­нальным вчувствованием в партнера.

Представители коммуникативных профессий (продавцы, врачи, педагоги, руководители разных рангов, администраторы), отличающиеся низкой эмпатией, классифицируют встре­чающихся им людей по шаблонным типам, дают им стереотипные оценки. Их восприятие от­личается узостью и бедностью, не исчерпывающими все многообразие встречающихся типов личностей. А вот педагоги-мастера, как выяснила психолог С. В. Кондратьева, выделяют до двадцати типов неуспевающих учеников по разным личностным качествам, в то время как за­урядные педагоги делят всех отстающих на лентяев и тупиц.

Эмпатийность личности определяет не только ее ориентированность в социальной среде, но и многообразие способов воздействия на людей. Учителя с развитой эмпатией в своей рабо­те с учащимися используют до 43 различных приемов, а остальные 17-19. У специалистов ре­пертуар приемов, к которым они прибегают во взаимодействии с другими, намного богаче, чем у неспециалистов. Например, в промышленности грубые начальники используют выговор под­чиненным в разной форме в шесть раз чаще, чем успешные руководители, угроза по частоте применения к подчиненным стоит у них на седьмом месте, а у успешных – на тринадцатом. Но­таций хорошие руководители вовсе не читают, плохие же злоупотребляют постоянно.

Наблюдения и эксперименты показывают, что развитость эмпатии зависит не только от широты круга взаимодействия человека с другими людьми, сколько от субъективной значимо­сти этих лиц для личности. Другими словами, она зависит от числа лиц, которые ему по-настоящему дороги. У одних этот круг ограничивается семьей, у других он расширен до друзей детства, у третьих включает товарищей по работе, службе, увлечениям. Ограничен­ность круга лиц, которым склонен сопереживать человек, не просто блокирует эмоциональную чувствительность. В отдельных случаях она может перерастать в жестокость.

Американские психологи поставили опыт. За стеклянной перегородкой в кресле сидел че­ловек, который в условиях дефицита времени должен был выполнять определенное задание. К его телу были прикреплены электроды, через которые он мог получать болевые воздействия электротоком. По другую сторону прозрачного экрана по очереди усаживались испытуемые. Им рекомендовалось побуждать человека за стеклом побыстрее выполнять задание, вызывая у него болевые ощущения разной силы нажатием на соответствующие кнопки. В этом опыте многие испытуемые, хотя и видели, что человек за стеклом корчится от боли, все же не пре­кращали нажимать кнопки. Этот эксперимент наглядно показывает, к чему приводят упуще­ния в воспитании эмоциональной сферы человека. Неумение чувствовать чужую боль как свою, чужие радости и горести как свои в крайних формах рождают бесчеловечность в отно­шениях. В обычных условиях она приводит к всевозможным казусам.

Главных герой киноленты В. Шукшина "Печки-лавочки" - в общем неглупый от природы сибирский мужик, проживший всю свою жизнь в деревне, в условиях ограниченного круга общения, отправляется впервые с женой на черноморский курорт. Не имея опыта взаимоотно­шений с посторонними людьми, не обладая развитой эмпатией, центрированный на своих по­требностях, он сразу же в поезде попадает в неуклюжее положение: из-за пустяков успевает поссориться с соседом в купе, оказывается обманутым вагонным вором и сам чуть не становится соучастником кражи, а, прибыв на курорт, неуклюже пытается дать взятку врачу здравницы. Его самобытные безыскусные поступки столь непривычны для окружающих, что вызывают смех у кинозрителей. В реальной жизни неприспособленность человека к эмпатийному обще­нию может привести к серьезным конфликтам во взаимоотношениях.

Каждый из нас располагает более или менее разнообразным репертуаром ролей, позиции и ситуаций, которые мы можем воспроизвести в воображении, и понятно, что у двух разных людей не может быть двух одинаковых репертуаров. Все эти представления о возможных формах поведения, мыслях и чувствах других как бы прячутся за кулисами нашего сознания. Но вот наступает момент, когда нам надо представить себе, что происходит во внутреннем мире какого-то человека, и мы обращаемся к уже готовым образам, пытаясь выбрать среди них те, которые кажутся нам подходящими для данного человека.

Из всего, что говорилось, выше становится ясно, что понимание других людей тесно связано с пониманием себя. Стараясь познать себя, причины своих поступков и потребностей, человек прибегает к тем же самым способам, которыми он пользуется для познания других. Конечно, образ «Я» может значительно влиять на понимание других, но эта связь является двусторонней.

Если человек способен представить себе, как одно и тоже событие или явление будет воспринято разными людьми и если он способен допустить существование разных точек зрения, то он сумеет достаточно адекватно отражать окружающую действительность. Возрастут и его шансы установления хороших отношений с другими людьми. Его образ самого себя станет более богатым и зрелым. Важно помнить, что контакты между конкретными людьми всегда осуществляются на основе воображаемых связей между образом себя и образом партнера.

Эмпатия имеет несколько уровней:

1. Первый уровень включает когнитивную эмпатию, проявляющуюся в виде понимания психического состояния другого человека (без изменения своего состояния).

2. Второй уровень предполагает эмпатию в форме не только понимания состояния объекта, но и сопереживания ему, т. е. эмоциональную эмпатию.

3. Третий уровень включает когнитивные, эмоциональные и, главное, поведенческие компоненты.

Высокий уровень эмпатийности обусловливает эмоциональность, отзывчивость и др.

Механизм эмпатии включает два этапа:

1. Вначале личность, опираясь на выразительные движения, мимику партнера, как бы «вживается в него». Знание о том, что он переживает, достигается постановкой на его место.

Рациональное осмысливание ситуации партнера усиливается эмоциональным переживанием, то есть эмпатией (вчувствованием, сопереживанием). Эмпатия позволяет принять во внимание линию поведения другого человека. На основе эмоциональной оценки человека формируется отношение к нему: симпатия — положительный образ другого, антипатия — отрицательный. Эм­патия может проявляться в формах: сопереживание — пережива­ние тех же эмоциональных состояний, что и другой человек, че­рез отождествление с ним. Сочувствие — переживание собствен­ных эмоциональных состояний по поводу чувств другого человека.

2. Затем, на втором этапе, производится анализ переживаний партнера. Если второго этапа нет, эмпатия неполная. При этом наблюдается «заражение» чужим состоянием, но не происходит ясного осознания переживаний собеседника.

Установлено, что эмпатическая способность индивидов возрастает, как правило, с ростом жизненного опыта; эмпатия легче реализуется в случае сходства поведенческих и эмоциональных реакций субъектов.

Чем более высока у человека способность к эмпатии, тем больше он будет стремиться к общению, и, таким образом эти способности станут еще большими и наоборот.

Важной характеристикой эмпатии является замкнутость в рамках непосредственного эмоционального опыта и слабое развитие рефлексивной стороны.