Категорії

Дипломні, курсові
на замовлення

Дипломні та курсові
на замовлення

Роботи виконуємо якісно,
без зайвих запитань.

Замовити / взнати ціну Замовити

Под массовой коммуникацией традиционно понимается процесс передачи или распределения информации или других форм сим­волического содержания обширной, разнородной и географичес­ки рассеянной аудитории, тогда как масс-медиа означают средства передачи этого материала. Несмотря на определенную смысловую разницу, эти понятия часто употребляются как синонимы.

Изучение массовой коммуникации является частью более ши­рокой области исследований человеческой коммуникации, в ко­торой можно выделить разные типы на основе различных призна­ков. Один из вариантов стратификации — по уровню социально обусловленной масштабности общения. С этой точки зрения мас­совую коммуникацию можно считать вершиной пирамиды, в ко­торой сходятся цели и функции коммуникативной деятельности социальных структур разного масштаба — организационной, груп­повой, межличностной и т.п.

История изучения массовой коммуникации богата и разнооб­разна. Более полувека она является предметом самостоятельных ис­следований, а в составе других дисциплин ее изучают уже около ста лет. Проблематика исследований расширялась по мере изобре­тения и распространения новых способов передачи информации. После книг, газет и журналов пришли радио, эфирное ТВ, ка­бельное ТВ и спутниковое вещание, а теперь Интернет. Распрост­ранение новых технологий ставит перед наукой задачу выявить их значение для общества и существующих масс-медиа.

Масс-медиа являются объектом изучения множества научных сообществ, которые придерживаются иногда прямо противопо­ложных взглядов. Как следствие, возник широкий диапазон тео­рий — от концепции массового общества до идеи «глобальной де­ревни». Часто разработка теории начинается с простого перечис­ления надежд и опасений, порождаемых средствами массовой коммуникации, а затем проводят исследования, результаты которых подвергают критическому анализу. Некоторые теории вызывают широкий общественный резонанс, так случилось, когда Маршалл Маклюэн объявил, что «средство коммуникации есть сообщение». Но чаще всего интерес к ним ограничивается университетами, правительственными учреждениями, исследователями из медиа-индустрии и общественными объединениями. Например, разные теории телевизионного насилия породили серьезные дискуссии в широких общественных и научных кругах.

За все время изучения массовой коммуникации появилось не­мало ярких концепций, правильность которых не была впослед­ствии подтверждена научной проверкой или которые пользова­лись поддержкой научного сообщества непродолжительный пери­од. Тем не менее они сохраняют свое значение в качестве вех в истории, а некоторые все еще используются медиапрактиками и поэтому достойны хотя бы упоминания, ведь общеизвестно, что нельзя адекватно оценить существующие теории, не зная предше­ствующих.

Если люди что-то и узнали о массовой коммуникации за почти вековой период, это то, что медиа не являются той демонической силой, которая неизбежно вызывает общественные и личные катас­трофы. Медиа не создают диванных лежебок и не организуют массо­вые политические демонстрации, не являются они и благородными агентами прогрессивных преобразований. Сама по себе медиатехнология не способна начать полезные реформы, но может дополнять и усиливать действия индивидов и групп, способствуя быстрым и глу­боким социальным изменениям в широком масштабе. Теории и кон­цепции массовой коммуникации не должны вызывать страх или внушать оптимизм, их задача — служить инструментом понима­ния и эффективного использования технологии.

Каждый из периодов в истории исследования массовой ком­муникации характеризуется наличием одного или двух главенству­ющих взглядов на роль медиа, часто диаметрально противополож­ных. Смена эпох происходит вследствие падения влияния ведущих идей, роста популярности новых концепций и пересмотра роли медиа. В последние десятилетия количество и разнообразие комму­никационных теорий сильно выросло. Одни теории пытаются объяс­нить функционирование коммуникационных систем в целом и их влияние на общество. Другие же трактуют использование и роль масс-медиа более узко, на уровне индивида.

История российских исследований в области теории массовой коммуникации распадается на два периода — советский и постсо­ветский. Для первого характерен определенный уклон в сторону изучения масс-медиа как средств пропаганды и агитации, при этом результаты и выводы западных ученых подвергались разгромной критике и полностью отрицались. Показательно, что именно в период застоя у нас утверждается понятие «средства массовой ин­формации и пропаганды» (СМИиП) — до этого обходились без обобщающего названия прессы, радио и телевидения. По мере роста неуправляемости советского общества (правящая элита не могла больше обеспечить рост производства посредством экономических стимулов) огромная роль стала отводиться прямому идеологичес­кому принуждению. Понятие «коммуникация», предполагающее диалогичность, многообразие общения, связей в обществе, исхо­дит из плюрализма мнений, в то время как СМИиП по определе­нию были запрограммированы на идеологическую автаркию, на вертикальное идейно-психологическое воздействие. Поэтому оте­чественные исследователи занимались в основном изучением про­пагандистского потенциала масс-медиа.

Эта однобокость, подчиненность классово-партийным инте­ресам мешала коммуникационным исследованиям развиваться вглубь и вширь, по сути они сводились к острокритическому «раз­носу» западных теорий и гипотез. Коммуникационные изыскания обслуживали идеологию, которая господствовала в обществе и про­тивопоставлялась западным. Наука в целом выполняла социальный заказ и была нацелена на отстаивание преимуществ советской си­стемы. Любая попытка, даже самая поверхностная, проанализиро­вать и подать в положительном свете зарубежный опыт в области изучения масс-медиа воспринималась по меньшей мере с подо­зрением. Однако в некоторых работах того времени под идеологи­ческим налетом скрывался глубокий анализ социальных, психо­логических и культурологических аспектов явлений и процессов массовой коммуникации.

Процесс освоения в России ушедшей далеко вперед на Западе теоретической мысли в области масс-медиа идет чрезвычайно мед­ленно и осторожно. И тем не менее ситуация в этой сфере меняет­ся к лучшему. Теперь уже не вызывает сомнения то, что накоплен­ный за рубежом богатый опыт изучения массовой коммуникации является частью общечеловеческого наследия. Главные, магистраль­ные концепции, дополненные важными теоретическими откры­тиями отечественных ученых, составят фундамент российской школы коммуникационных исследований.

В книге рассматриваются в основном американские и британс­кие концепции и теории, которые самым непосредственным об­разом касаются масс-медиа и массовой коммуникации и выдержа­ли испытание временем. Они прочно вошли в научный обиход и обрели статус классических — например, теории двухступенчато­го потока информации, диффузии инноваций или когнитивного диссонанса. Большинство из них родились в недрах таких научных дисциплин, как философия, антропология, психология, социо­логия и т.д., вместе с тем масс-медиа присущи уникальные аспек­ты, изучением которых занимается рождающееся на наших глазах самостоятельное ответвление науки о коммуникации — коммуникативистики (или из-за отсутствия устоявшегося термина — комуникологии). Несколько десятилетий назад великий теоретик мас­совой коммуникации Уилбур Шрамм, подчеркивая, что пресса, радио и телевидение остаются объектом междисциплинарных ис­следований, «великим перекрестком, где многие проходят, но лишь немногие оставляют след», первым заговорил о «науке коммуни­каций». Но по мере роста семейства масс-медиа, когда стали рель­ефнее прослеживаться их родственные узы и специфические чер­ты («газетность», «радийность», «телевизионность»), исследова­тели, каких бы школ и направлений они ни придерживались, единодушно признали существование у всех средств массовой ком­муникации (СМК) единого теоретического фундамента. Читатель сам может судить, сколь широк сегодня научный инструментарий новой дисциплины и насколько велик ее потенциал.

В конце XX и начале XXI в. внимание исследователей привле­кает компьютерная коммуникация, следствием чего является не только множество оригинальных идей, но и пересмотр традици­онных понятий и дефиниций и поиск новых подходов к изучению старых медиа. Вступление человечества в информационную эру стимулировало появление школ коммуникационных исследований в разных странах и регионах мира. Будущее покажет, какие из ны­нешних идей, концепций и теорий докажут свою жизнеспособ­ность и войдут в золотой фонд науки о коммуникациях. Как гово­рится, большое видится на расстоянии.

Автор не претендует на полноту анализа этой сложной и увле­кательной темы, однако выражает надежду, что ему удалось пред­ставить, хотя бы схематично, основные этапы формирования тео­рии массовой коммуникации.