Категорії

Дипломні, курсові
на замовлення

Дипломні та курсові
на замовлення

Роботи виконуємо якісно,
без зайвих запитань.

Замовити / взнати ціну Замовити

11.3.А.1. Двух- и многосторонняя облигаторная унификация

А.1-а. Международные соглашения, обязывающие государства.

1) либо инкорпорировать в свою национальную правовую систему соответствующее соглашение с приданием ему силы закона,

2) либо принять внутренний закон, воспроизводящий нормы данного соглашения.

Этот метод, по существу, единственный эффективно обеспечивающий унификацию.

§ 528. Формы международных соглашений различны: наиболее обычна форма многосторонней конвенции. Это могут быть также принимаемые на межгосударственном уровне так называемые общие условия (поставок и т.п.). Примеров "абсолютно" универсальных, на "глобальном" уровне унификационных частно-правовых актов, к сожалению, привести невозможно. Имеет место либо унификация на региональном уровне, либо в достаточно широком охвате ряда стран. Наиболее наглядна Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. с участием (2003 г.) 62 государств (см. ниже).

§ 529. Первоначальным, сохраняющим свое значение опытом было заключение в 1930 г. Женевских конвенций об унификации национальных норм вексельного права и в 1931 г. Женевской конвенции о чеках (§ 488). При этом использован был способ принятия внутреннего закона, воспроизводящего нормы Единообразного вексельного закона.

§ 530. В русле этого опыта в 1964 г. ЮНИДРУА были подготовлены и приняты Гаагской конференцией по международному частному праву две гармонизационного значения Гаагских конвенции: о Единообразном законе о заключении договоров международной купли-продажи товаров и о Единообразном законе о международной купле-продаже товаров. В обеих Конвенциях участвуют (2003 г.) лишь Великобритания, Гамбия и Сан-Марино. Эти страны не участвуют в Венской конвенции ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров.

Указанные Конвенции соединяют в себе методы обязывающей унификации, что касается общих международно-правовых норм в части действия Конвенций, а также односторонней унификации посредством принятия приложенных к Конвенциям Единообразных законов.

§ 531. Параллельно развивался и в настоящее время получил широкое применение метод принятия многосторонних облигаторных для государств конвенций, прямо включающих в свой текст материально-правовые коллизионные унификационные нормы. Среди такого рода документов следует отметить конвенции коллизионного характера, хронологически первоначально разрабатывавшиеся под эгидой Гаагской конференции по международному частному праву, в том числе:

- Конвенция о праве, применимом к международной купле-продаже товаров (движимых материальных вещей), Гаага, 1955 г., действует (2002 г.) для 8 государств (половина - североевропейские);

- Конвенция о праве, применимом к переходу права собственности при международной купле-продаже товаров (движимых материальных вещей), Гаага, 1958 г., в силу не вступила;

- Конвенция о праве, применимом к агентским договорам, Гаага, 1978 г., действует (2002 г.) для 4 государств;

- Конвенция о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров, Гаага, 1986 г., в силу (2002 г.) не вступила. Для государств-участников упомянутой Конвенции 1955 г., которые признают для себя обязательную силу Конвенции 1986 г., последняя заменяет Конвенцию 1955 г.

Как видно из сказанного выше, названные Гаагские конвенции не получ сколько-нибудь широкого применения.

Надо попутно отметить, что вообще международных конвенций о применимом праве, т.е. действительно "конвенций о международном частном праве", сравнительно немного (см. также § 535). Гораздо больше международных конвенций "о частном праве", как уже отмечалось в гл. IV, хотя международные конвенции унификационного значения для частного права именуются иногда в доктрине в целом "конвенциями международного частного права". Это не точно. Правильнее называть их "международными конвенциями о частном праве".

§ 532. Подлинным и наглядным успехом унификации в конце XX в. стало принятие в 1980 г. подготовленной в рамках ЮНСИТРАЛ Венской конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров. По существу Конвенция, обобщив огромный опыт условий международной торговли, представляет собой целый раздел гражданско-правового регулирования, ставший единым для более 60 государств (включая Россию, с сентября 1991 г.).

Успех Конвенции определяется тем, что в ней удалось совместить подходы континентальной и англо-американской правовых систем в части правовых условий заключения и исполнения сделок купли-продажи в международной торговле, а равно отразить торгово-политические установки государств различного уровня развития и социально-экономических систем. Конвенция эта во многом стала своего рода "пилотным" проектом для заключения ряда последовавших унификационных конвенций, составивших вместе "связку" для целого унифицированного комплекса международных частных торговых отношений. Причем характерной для этих документов является детальная разработка публично-правового режима их действия и применения.

В связи с принятием Венской конвенции и в целях приспособления к ее условиям был подписан в 1980 г. протокол к Конвенции ООН 1974 г. об исковой давности в международной купле-продаже товаров.

В 1983 г. в ЮНИДРУА была разработана и на дипломатической конференции под эгидой ООН в Женеве заключена Конвенция ООН о представительстве при международной купле-продаже товаров. Конвенция по существу служит своего рода дополнением к Венской конвенции ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров. В силу, однако, Конвенция еще не вступила.

В 1988 г. на международной конференции ООН в Оттаве на основе подготовленного ЮНИДРУА проекта была принята Конвенция ООН о международном финансовом лизинге. Конвенция действует для немногих стран, в том числе для России. В этой Конвенции удалось выработать единый правовой режим в отношении одного из наиболее сложных видов коммерческих сделок. В финансовой лизинговой операции участвуют минимум 3 стороны: арендатор (лизингополучатель); поставщик (продавец) и арендодатель (лизингодатель); сочетаются отношения поставки, аренды (лизинга), финансирования (кредитования), а предметом сделки обычно служит разнообразное оборудование в качестве недвижимости.

Одновременно с вышеназванной Конвенцией ООН о международном финансовом лизинге в Оттаве в 1988 г. принята была также разработанная в ЮНИДРУА Конвенция ООН о международном факторинге; действует также пока лишь для немногих стран (Россия не участвует). В факторинговой операции участвуют поставщик (продавец), факторинговый агент (фактор) и должник (покупатель). Операция предполагает взятие на себя фактором (обычно банк) финансовых сторон сделки международной купли-продажи - кредитование поставщика, расчеты с покупателем-должником и т.д.

§ 533. Доктрина рассматривает все названные выше конвенции, связанные с международной куплей-продажей товара как составляющие комплексное регулирование, которому свойственны общие правовые подходы, в том числе эти конвенции (Н.Г. Вилкова):

- подлежат применению не только в отношениях между государствами, подписавшими ту иную конвенцию, но и когда согласно нормам международного частного права применимо право договаривающегося государства данной конвенции. Иначе говоря, если по сделке между контрагентом из страны А (участницы конвенции) и контрагентом из страны Б (не участвующей в конвенции), применимым правом будет (по нормам международного частного права) признано право страны А, нормы конвенции будут применимы к данной сделке, хотя страна Б в конвенции не участвует;

- материально-правовые нормы Конвенций диспозитивны (за исключением норм о соблюдении письменной формы соответствующей сделки, если оговорка о письменной форме была сделана при вступлении в Конвенцию государства-контрагента такой сделки). По существу действует принцип свободы воли сторон при определении применимого к сделке права, включая возможность исключения действия и самих соответствующих конвенций;

- общим для конвенций является правило о толковании их предписаний, исходя из достижения единообразия их применения и соблюдения добросовестности;

- общий подход действует и для решения проблем пробелов в положениях конвенций с использованием критериев соответствия общим принципам, на которых основаны конвенции, а при отсутствии таких принципов в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права.

 
***

 

Следует подчеркнуть, что хотя действительно материально-правовые нормы названных конвенций, рецепированные в качестве норм внутреннего права, диспозитивны (за упомянутым избирательным исключением для письменной формы) для применения контрагентами соответствующих частно-правовых сделок, сами эти конвенции безусловно императивны для государств-участников, которые обязаны инкорпорировать эти конвенции в свою внутреннюю систему права и поддерживать унифицированные нормы, не изменяя их в одностороннем порядке.

§ 534. Неверно рассматривать нормы унификационных конвенций, в том числе рассмотренных выше, в качестве так называемых норм "прямого" действия, аргументируя это тем, что частные, физические и юридические лица могут прямо ссылаться на нормы конвенций при рассмотрении, к примеру, споров в суде в арбитраже (П. Карро и Д. Жюйар). Такая ссылка в практически-процессуальном смысле действительно выглядит как "прямая" ссылка непосредственно на норму конвенции. Строго юридически, однако, такого рода конвенционные нормы, хотя и остаются "автономными" и "генетически" международно-правовыми, действуют в национальном правопорядке в качестве норм национальных, не "прямо" конвенционных, но опосредованных, ставших национальными для каждой из стран-участниц конвенции, причем иногда с оговорками.

То, что материально-правовой нормативный состав, к примеру, Венской конвенции, регулирующий в каждой стране-участнице частноправовые отношения по международным сделкам купли-продажи, представляет собой часть национального (торгового) права каждой страны-участницы, - хорошо иллюстрирует практика: в тех случаях, когда одна из сторон (а возможно, и обе стороны) сделки международной купли-продажи товара не является предприятием страны-участницы конвенций, но в силу норм международного частного права применимым к сделке правом оказывается право страны-участницы конвенции, будут применяться нормы этой конвенции. Однако не как таковой, но в качестве составной части национального права (sic!) страны-участницы конвенции.

Гипотетическим примером может служить ситуация по сделке между 2 сторонами, одна, скажем, из Великобритании, другая из Армении (оба государства на 2003 г. не участвуют в Венской конвенции). Применимым правом в силу соответствующих использованных судом арбитражем коллизионных норм признано национальное право, скажем, России (страна-участница Венской конвенции). Она (конвенция) и будет фактически использована, ибо национальное право России для такого рода правоотношений - Венская конвенция. Совершенно очевидно, что при этом конвенция будет применяться не как таковая, с "прямым" действием, но как часть национального права России.

§ 535. Региональная международная унификация торгового права на конвенционной основе происходила и происходит параллельно с универсальной. Можно при этом выделить две основные конвенционные формы: традиционный международный договор (конвенция) и так называемые общие условия поставок.

Примерами региональных унификационных договоров являются:

- Соглашение 1992 г. об общих условиях поставок товаров между организациями государств-участников СНГ (Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Россия, Таджикистан и Украина). Соглашением регулируются поставки между хозяйствующими субъектами государств-участников, но только по межгосударственным экономическим связям, т.е. с учетом заключаемых соглашений об экономическом сотрудничестве;

- Конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 г., Рим. Действует для стран Евросоюза;

- Межамериканская конвенция о праве, применимом к международным контрактам 1994 г., Мехико. Действует для Венесуэлы и Мексики.

§ 536. Общие условия поставок, имеющие правовое значение межгосударственного акта, успешно использовались в качестве эффективного инструмента унификации материальных и коллизионных норм бывшими социалистическими странами. Речь, прежде всего, идет об Общих условиях поставок между организациями стран-членов СЭВ (ОУП СЭВ), действовавших с 1958 по 1991 г. в качестве облигаторного документа с высокой степенью унификации и регламентации контрактов внешнеторговой купли-продажи. В настоящее время ОУП СЭВ сохраняют значение действующего документа для хозяйствующих субъектов России, Вьетнама, Монголии и Кубы, а в отношении других стран, входивших ранее в СЭВ, применимы в качестве факультативного документа (М.М.Богуславский).

§ 537. ОУП СЭВ остав заметный след как пример углубленной, детальной правовой разработки условий международной купли-продажи, по ряду технико-юридических параметров, опередивших аналогичные современные разработки (базисные условия перехода права собственности при основных способах транспортировки товаров, обязательный порядок разрешения споров и т.п.). Остается достоянием и истории, и науки тот факт, что ОУП СЭВ были первым успешным опытом региональной комплексной унификации норм договора международной купли-продажи (поставки) товаров, включая и коллизионную привязку. Следует отметить также, что кроме ОУП СЭВ, применимых к поставкам товаров обычной номенклатуры, действовали также Общие условия монтажа и оказания других технических услуг, связанных с поставками машин и оборудования между организациями стран-членов СЭВ (ОУМ СЭВ), а также Общие условия технического обслуживания (ОУТО СЭВ). Названные документы вместе составляли единую нормативную систему, применительно к договорным правоотношениям из купли-продажи товаров.

§ 538. Наряду с многосторонними ОУП СЭВ Советским Союзом практиковалось согласование на международном уровне двусторонних условий поставок: ОУП между организациями СССР и СФРЮ 1977 г.; ОУП СЭВ - Финляндия 1978 г.; ОУП СССР с КНДР 1981 г. и ОУП СССР с КНР 1990 г. По своей правовой природе и содержанию перечисленные общие условия довольно различны, что иллюстрирует диапазон соответствующих возможностей такого унификационного метода.

ОУП СССР - Югославия изначально нос факультативный характер для применения по договоренности хозяйствующими субъектами, сохраняют это значение и сегодня.

ОУП СЭВ - Финляндия разработаны были для применения на факультативной основе при заключении договоров купли-продажи товаров между хозяйствующими субъектами из Финляндии, с одной стороны, и из стран-членов СЭВ, с другой стороны. Эти Общие условия в качестве факультативного документа формально сохран свое действие и сегодня. Хотя, как и упомянутые ОУП СССР - Югославия, реально уступ свое место Венской конвенции 1980 г.

ОУП СССР - КНДР, будучи подписаны в качестве международного межведомственного договора, имеют формально обязательный характер. В отличие от этого ОУП СССР - КНР, имеющие также форму межведомственного договора, изначально нос диспозитивный рекомендательный характер (М.М.Богуславский).

А.1-б. Международные соглашения, обязывающие государства-участники ввести в свое законодательство нормы, соответствующие положениям, обусловленным в данных соглашениях, но не обязательно текстуально идентичные.

§ 539. Метод унификации посредством такого рода соглашений в наибольшей степени свойственен для норм публично-правового характера. В сфере международного торгового права это относится особенно ко всему нормативному массиву, содержащемуся в конвенционных документах, подпадающих под эгиду Всемирной торговой организации, начиная с основного документа - Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ). Так, к примеру, ст. V ГАТТ устанавливает принцип свободы транзитных перевозок грузов и освобождения их от всех таможенных пошлин, транзитных сборов, кроме сборов, соразмерных административным расходам и стоимости предоставляемых услуг. Кроме того, на транзитные перевозки распространяется режим наибольшего благоприятствования. Соответственно страны-участницы ГАТТ обязаны в своем национальном внешнеэкономическом правовом регулировании отразить предусматриваемые ст. V ГАТТ положения.

В области международного имущественного права, в том числе международного права интеллектуальной собственности (гл. XIV), данный унификационный метод практически основной. Примером может служить ст. V Всемирной (Женевской) конвенции об авторском праве 1952 г. В этой статье предусматривается: "Авторское право включает исключительное право автора переводить, выпускать в свет переводы и разрешать перевод и выпуск в свет переводов произведений, охраняемых на основе настоящей конвенции". Исходя из облигаторности этой конвенции, суть соответствующего процитированного положения ст. V в том, что государства-участницы обязаны трансформировать ее в свое национальное законодательство, но не обязательно текстуально.